С М О Т Р И Т Е   В   Э Ф И Р Е   2 5   С Е Н Т Я Б Р Я
Игровой сюжет о наделённых властью мужах, решающих важные, принципиальные вопросы. Игровой сюжет о том, как наш персонаж «учит» работать гастарбайтеров из недалёкого зарубежья... Игровой сюжет о «новых веяниях» в театральной жизни...
Дело принципа
Понаехали
Оптимистическая трагедия
о проекте
конкурс                new!
пресса о нас
анекдоты              new!
доска почета
архив журналов
добро пожаловаться
за кадром              new!
партнеры
на главную


Конкурс
Получено сценариев: 613
Из них принято: 54
Из них снято: 41

Вниманию конкурсантов!

Участники конкурса:

Дробиз Г.,
г.Москва
"Абсолютный слух"
Принят
Шинкарук С,
г.Хмельницкий
"Добрая душа"
Принят
Натапов Л.,
г.Москва
"Колхозные перспективы"
Принят
Микунов Е.,
г. Киев
"За туманом"
Принят
Ковбас Н.,
г.Москва
"Все как у людей"
Принят
Остальные участники конкурса >>>>>


Пресса о нас

«Фитиль» под острым Углом


Угольников Игорь Станиславович:
Актёр, режиссёр, сценарист, продюсер.


Родился 15 декабря 1962 года в Москве в семье инженеров. Окончил Государственный институт театрального искусства — режиссёрский факультет и факультет актёрского мастерства в 1984 году. Работал в Театре им. Гоголя, московском театре-кабаре «Летучая мышь», «Театре на Юго-Западе», МХАТе. С 1991 по 1992 гг. в творческом объединении «АТВ» выпустил телепрограмму «Оба-на!», которую критика отмечала как «событие в телевизионном эфире». В 1992 году — лауреат Первой премии «Золотой Остап». С 1992 по 1995 гг. — автор и ведущий телепрограммы «Угол-шоу». В 1994 году — лауреат премии «Овация» за лучшую телевизионную программу. В 1996 году снял 48-серийный проект «Доктор Угол», в качестве продюсера создал ток-шоу «V.I.P. — Особо важные персоны», вышла книга «Оба-на!». С 1996 года — заместитель директора Дирекции телевизионного вещания Всероссийской Государственной телерадиовещательной компании. 1996–1998 гг. — постановщик и ведущий ежедневного развлекательного ток-шоу «Добрый вечер». С 1999 года — вице-президент Российского фонда культуры. Снимался в картинах: «Гулять так гулять» (реж. М. Ашумов), «Чернов-CHERNOV» (реж. С. Юрский), «Встретимся на Таити» (реж. В. Мишаткин), «Прорва» (реж. И. Дыховичный), «Путь вашей жизни» (реж. О. Фомин), «Ширли-Мырли» (реж. В. Меньшов). 2001–2002 гг. — продюсер и ведущий программы «Добрый вечер на СТС». 2002 год — лауреат премии «Золотой стул» Второго международного телевизионного фестиваля юмора в Одессе. 2002 год — режиссёр и продюсер фильма «Казус Белли». 2002 год — Директор Дома кино Союза кинематографистов России. 2003 год — и.о. директора сатирического киножурнала «Фитиль». С 2004 года — продюсер телевизионного сатирического журнала «Фитиль».


— Игорь Станиславович, в последние 10 лет вы совмещали множество профессий и занятий — актёр, режиссёр, сценарист, продюсер, вице-президент Российского фонда культуры, директор Дома кино. Ваши друзья и коллеги говорят: «Угольников — человек многогранный, неутомимый, азартный, у него всегда полно интересных идей». Идея возобновить всесоюзный сатирический киножурнал «Фитиль» и сделать его телевизионным проектом — тоже ваша. Вы ведь ради неё ушли с высоких постов?


— В прошлом году в Одессе я получил премию «Золотой стул» за сатиру и юмор. Прежде чем вручить награду, на церемониях обыкновенно оглашают весь список званий и должностей лауреата. Званий у меня никаких нет, утомительное же перечисление моих должностей меня несколько смутило — всё-таки человек должен заниматься одним делом. «Фитиль» стал для меня главным делом в жизни, и ради него я оставил высокие посты. Я больше не вице-президент Российского фонда культуры, юридически остаюсь директором Дома кино, Никита Сергеевич Михалков меня понял и предложил мне взять творческий отпуск.

— Вы родились в 1962 году, когда на экраны вышли первые выпуски «Фитиля». Получается, вы с «Фитилём» ровесники?


— Скажу больше: я родился 15 декабря, а первые выпуски «Фитиля» пришлись как раз на конец ноября — первые числа декабря. Во времена моего детства в кинотеатрах сеансы начинались с киножурналов. Тогда их было два — сатирический «Фитиль» и общественно-политический «Новости дня». Документальные сюжеты «Фитиля» я пропускал, а игровые и мультфильмы обожал. Настали тяжёлые времена для отечественного кинематографа — кинотеатры превратились в мебельные магазины и автомобильные салоны, перестали выходить на экраны наши фильмы, постепенно умирал «Фитиль». Сюжеты продолжали снимать, «Фитиль» — государственная программа, её никто не закрывал, снимали два, иногда четыре выпуска в год, самые слабые выпуски за всю историю журнала, они пылились на полках, у них не было зрителя. К моей идее возродить «Фитиль» многие отнеслись без восторга. Когда-то Олег Борисович Добродеев говорил мне, что на вверенном ему канале не хватает статусной, то есть государственной, сатирической программы, предлагал над этим подумать. Я тогда ответил, что тут и думать нечего, есть проект, несправедливо забытый, — киножурнал «Фитиль». Олег Борисович засомневался: «Кому он сейчас нужен?» Я прошёл по всем крупным кинопрокатчикам: «Вам нужен «Фитиль»?» В ответ — полное непонимание: «О чём ты? У нас перед сеансом самое золотое время для рекламы». Тогда я пошёл к Сергею Владимировичу Михалкову.



— Сергей Владимирович, полагаю, вас сразу же поддержал?


— Я, конечно, очень на это рассчитывал. Но Сергей Владимирович тоже сомневался: «Кому это сейчас нужно? Посмотри, что происходит в стране. Кто ходит в кинотеатры?» В телевизионную версию он тоже не поверил: «Ты это хочешь превратить в сериал? Мы когда-то еле-еле снимали один десятиминутный выпуск в месяц, а ты собираешься снимать каждую неделю и, как я понимаю, укладываться не в десять минут эфирного времени, а значительно больше. Существует же формат — сорок минут. Нет, это решительно невозможно». Я возразил, что это очень даже возможно: «Я соберу команду, мы отреставрируем все выпуски, снятые за сорок лет, начнём снимать новые». Сумел-таки убедить Сергея Владимировича и, заручившись его согласием, пошёл в Министерство культуры. Договорился. Михаил Швыдкой назначил меня исполняющим обязанности директора «Фитиля».



— Игорь Станиславович, а вы хорошо понимали, за что берётесь?
— Тогда, конечно, нет. Но не пожалел об этом ни одной секунды. Полгода ушло только на реставрацию 420 выпусков, снятых за сорок лет, — восстанавливали утраченное изображение, переозвучивали, добавляли шумы, музыку... Этот процесс мы продолжаем до сих пор. Люди, не знающие, как делается кино, посмотрев старые сюжеты после реставрации, порой важно показывают на экран: «Вот как снимали раньше — какое изображение, какое качество, какой звук! Вы разве сейчас так умеете?» А циничные коллеги советуют: «Не реставрируй ты ничего, пусть все видят, как плохо раньше снимали, на фоне старых сюжетов твои новые будут смотреться просто роскошно». Но я точно знаю, что надо восстанавливать, надо спасать любое изображение, даже если речь идёт о давным-давно снятых эпизодах, где диалоги героев кажутся непонятными и несмешными современному зрителю, а за некоторые реплики делается немного неловко. Потому что каждый сюжет «Фитиля» — документ своего времени.



— А по какому принципу должен строиться игровой сюжет?

— Игровой сюжет должен строиться по принципу фельетона. Мы должны находить острые сюжеты, а иначе грош нам цена. Когда в самом начале журнал обвиняли в недостаточной остроте, я отвечал: у ребёнка зубки тоже не в первый месяц вырастают. Подождите, вырастут и у нас.



— Вы рассказывали: «Раньше в «Фитиле» всегда снимались лучшие актёры. Для меня было открытием, когда я увидел несколько старых сюжетов с Фаиной Раневской, Андреем Мироновым, Игорем Ильинским, Евгением Евстигнеевым, Олегом Табаковым, Георгием Милляром. Сюжеты писали Михаил Жванецкий, Григорий Горин, Аркадий Арканов. Какие имена!» А какие имена сегодня в «Фитиле»?
— Раньше сниматься в «Фитиле» для комедийных актёров считалось работой престижной и денежной, за съёмочный день в сатирическом киножурнале актёр получал больше, чем за съёмочный день художественного фильма. На старте нового «Фитиля», весной этого года, о престиже и высоких гонорарах не могло быть и речи. Я приглашал актёров, с которыми давно дружу. Дима Харатьян, Саша Семчев, Валера Гаркалин снимались у нас по большой дружбе практически бесплатно. Всего за пять выпусков наша программа успела попасть в первые строчки телерейтингов. Мы имеем большой успех на экране. И теперь Лидия Федосеева-Шукшина, Александр Панкратов-Чёрный, Александр Лазарев-старший, Светлана Немоляева, Виктор Сухорукое и другие замечательные и всеми любимые актёры бегут сниматься в «Фитиль». Совершенно очевидно, что нам удалось поднять престиж программы. Медийные артисты готовы у нас сниматься, но о них отдельный разговор.



— Игорь Станиславович, а что означает этот термин — «медийные артисты»?

— Этот термин ввели продюсеры. Артисты, которые мелькают на каждом канале в каждом сериале и думают о себе как о звёздах первой величины. Сериалы их развратили, они запрашивают астрономические гонорары. Но одно дело в сериале с утра до вечера играть убийцу, и совсем другое — в коротком эпизоде продемонстрировать высокое актёрское мастерство, это колоссальная работа. Неприятная история вышла у нас с Сашей Абдуловым. Я пригласил его сниматься, он согласился: «Вставь меня в свой график, но учти, что я расписан на два года вперёд». За человека, который расписан на два года вперёд, можно только порадоваться. Мы несколько раз вставляли Абдулова в график, дважды под него переносили съёмку. За два часа до съёмки нам позвонил его администратор: «Александр Гаврилович отравился». Я, конечно, знаю, чем обычно травится Александр Гаврилович, поэтому вряд ли ещё раз приглашу его сниматься в «Фитиле». Не понимаю подобного отношения, будь ты хоть трижды звезда, так вести себя нельзя.



— А кто из наших режиссеров умеет снимать ярко и смешно короткие эпизоды?

— Такие режиссёры, безусловно, есть. Но их очень мало, и они очень заняты. Александр Наумович Митта умеет замечательно снимать, но он в телефонную трубку всегда отвечает:«Я уже расписан до ноября».



— Сценарии «Фитиля» с каждым разом становятся всё лучше и лучше.

— И с каждым днём нам их присылают все больше и больше. Главный редактор «Фитиля» Сергей Владимирович Михалков в свои 93 года всё читает и редактирует. Я имею право снимать сюжет только после его оценки.



— Ваши с Михалковым оценки часто расходятся?

— В последнее время наши оценки расходятся лишь в одном: насколько сложен сюжет для производства. Но если Сергей Владимирович говорит: «Это снимать сложно. Нет, не надо», — я отвечаю, что нет никаких сложностей, с помощью компьютерной графики мы можем это сделать на высоком уровне, но если вам не нравится, то не надо. Я говорю себе: хороший сценарий не горит, он обязательно долежит до своего часа в эфире.



— В самом начале вы сами начинали писать сценарии для «Фитиля». Вам не к кому было обратиться?

— Представьте себе — не к кому. Постепенно ситуация выправилась.
У нас есть два замечательных заместителя главного редактора — Леонид Сергеев и Виталий Павлов, вот они и работают с игровыми сценариями. Самое важное в сюжете сценария — это, безусловно, финал. К сожалению, девять сценариев из десяти интересно написанных страдают тем, что ко всем ним приходится придумывать финал. Авторы не могут или не хотят понять, что сценарий — это анекдот, рассказанный нами с экрана. Конечно, снимать анекдоты куда легче, но мы же не программа «Городок». Между тем, автор должен рассказать анекдот. Вот история сюжета «Без понтов». Авторы Шаров и Куратов — про двух сидящих в ресторане олигархов. Там такой диалог:
— Давай хотя бы сегодня. Один вечер. Без понтов. Без всего этого, типа: у меня восьми комнатная квартира в центре, семеро телохранителей, жена Мисс Вселенная...
— ...Давай...
— Не перебивай, я еще не закончил: сорокафутовая яхта, четыре любовницы!
— Тогда сегодня не будем вспоминать про мой дом на Гавайях, казино в Лас-Вегасе...
— Вот именно. Про это сегодня ни слова.
Но без понтов они обходиться не могут, всё время сбиваются.
— Да, я же тут на днях купил сборную...
— Мы же договорились, без понтов.

Но сюжет так ничем и не заканчивался. И я приделал финал. Именно приделал. Между олигархами крутится официант, которого они всё время обещают оставить без чаевых, если будет плохо их обслуживать. Официант тихонечко идёт на операторскую камеру, выходит, закрывает дверь тюремной камеры — а снимали мы в роскошном ресторане с лепниной, — расстегивает смокинг, под которым надета форма охранника, и говорит про себя с досадой:
— Вот достали, олигархи чёртовы, с понтами своими. На мой вкус, получился забавный сюжет, Саша Семчев с Димой Харатьяном очень смешно его разыграли, и современный острый финал.



— Я не ошибаюсь, у вас больше всего сюжетов про гаишников?

— Всё правильно. На первом месте у нас гаишники, на втором — взяточники, на третьем — проворовавшиеся чиновники и бюрократы. Гаишники стали нарицательными персонажами, вот все про них и пишут. А я прошу: давайте мне сюжеты про учёных.



— А есть сюжеты про учёных?

— Сделали один. А поскольку его уже сняли и он уже практически готов, могу рассказать сюжет.
Пикник, жарятся шашлычки, учёные выпивают водочку, поднимают тосты друг за друга, за свои темы, достойные Нобелевской премии. Среди них один американец, который уже говорит по-русски: «А в Америке грибы так не собирают, шашлыки так не жарят, водку так не пьют». Наши отвечают: «А в России всё это только так и делают. Ну, за нашу науку и страну». Тут подъезжает джип, на котором крупными буквами написано Police of New York, из машины выходят двое полицейских со словами «Вы нарушили законы штата, разожгли огонь в неположенном месте, имеете право хранить молчание» — и дальше по тексту всё, что у них принято говорить в подобных обстоятельствах. А наш учёный говорит американскому коллеге: «Хорошая у тебя страна, только шашлычков негде пожарить». Сюжет о представителях научной интеллигенции, уехавших трудиться на благо чужой страны.
В последнее время наметились положительные сдвиги и в режиссуре. Очень хорошо снял свои эпизоды режиссёр Муратов. Штатный режиссёр-постановщик Виталий Максимов работает очень прилично. Виталий Павлов снимает эпизоды, написанные им самим, очень хорошо.



— Игорь Станиславович, все сюжеты «Фитиля» сняты на ваш вкус?

— «Фитиль» — это, безусловно, авторская программа, от написания сценария и до воплощения его на экране.
Конечно, сюжеты делаются на мой вкус, хороший он или плохой, но он мой. Я не буду показывать зрителю то, что мне категорически не нравится. Плюс вкус Сергея Владимировича Михалкова. Ведь последнее слово остаётся за главным редактором. Качество игровых эпизодов и их направленность обусловливаются ещё и каналом вещания.
Если бы «Фитиль» шёл на канале СТС, то я, наверное, пригласил бы артистов из «О.С.П.-студии» или Дмитрия Нагиева. Но поскольку «Фитиль» выходит на государственном канале, то и направленность должна быть государственной, и уровень режиссёрского и актёрского мастерства должен быть соответственным.

Сергей Михалков – Главный редактор журнала «ФИТИЛЬ»:


— Почему именно «Фитиль»? «Фитиль» — это военно-морской термин. Его происхождение уходит в далёкое прошлое. Смысл этого термина таков: когда адмирал замечал на том или ином корабле своего соединения непорядок — нечёткое выполнение задания, отклонение от курса и пр., то на флагмане поднимался позывной корабля-нарушителя и производился выстрел из орудия по команде «Фитиль!». Выстрел производился для того, чтобы привлечь внимание всех командиров кораблей к сигналу, поднятому на флагмане. Прошли десятилетия, но и теперь бытуют среди военных такие выражения: — Слышали? Сегодня Иванов схватил от командира «фитиля»! — А Петрова-то вчера крепко «фитильнули»! Отсюда и произошло название нашего журнала «Фитиль». Иные зрители, узнавшие в сатирическом сюжете себя или себе подобных, подчас возмущаются: «Зачем показывать всенародно то, что можно исправить, так сказать, в рабочем порядке? Незачем тащить всё это на экран!» Нам приходилось слышать такие суждения. Однако «Фитиль» продолжает своё дело. «Насмешки боится даже тот, кто ничего не боится» — эти слова Гоголя могли бы быть эпиграфом ко всем выпускам нашего журнала…


— Расскажите, пожалуйста, о документальных сюжетах.


— «Фитиль» прошлых лет в игровом сюжете показывал собирательный образ проворовавшегося начальника, а в документальном — конкретного плохого начальника, которого ещё переозвучивали. А иногда, для большей выразительности, вкладывали в его уста другие слова. Сегодня так работать невозможно.
Документального материала у меня предостаточно. Счётная палата РФ и её руководитель Сергей Вадимович Степашин снабжают меня горячими фактами, с которыми нужно обращаться крайне осторожно. Поэтому в моей команде, помимо творческой группы, работают ещё и юристы. Сергей Вадимович поддержал идею возобновления «Фитиля». Он одобрил наш проект и возглавил Общественно-редакционный совет журнала, в который входят виднейшие деятели политического и культурного Олимпа страны. Степашин предложил нам воспользоваться материалами проверок Счётной палаты для документальных фельетонов. Информационную поддержку журналу оказывает Издательский дом «Финансовый контроль».
Я могу приступать к созданию документального сюжета только тогда, когда материал проверен, и заказчиком его фактически является Счётная палата.
Сюжет «Шереметьево-2» рассказывал о том, как крупнейший международный аэропорт отдали в руки людей из «Альфа Групп», которые не собирались им заниматься. На эту тему было много публикаций, об этом писал журнал «Финансовый контроль». После сюжета в «Фитиле» премьер-министр Михаил Фрадков, тогда только назначенный на этот пост, отдал «Шереметьево-2» обратно «Аэрофлоту».
Сюжет «Ядерный круиз» рассказывал о том, как абсолютно реально и абсолютно законно атомные и дизельные ледоколы были отданы в частные руки. Шесть атомных ледоколов и два дизельных принадлежали компании «Мурманское пароходство». Новые хозяева возили американцев на этих ледоколах к Северному полюсу. Устраивали что-то вроде тура по Северному морскому пути за двадцать тысяч долларов. Афера заключалась ещё и в том, что государство денег от компании не получало, но при этом компания требовала от государства деньги на поддержание мощи атомного ледокольного флота и на его эксплуатацию.
Сюжет «Мамаша, пойдёмте в закрома» рассказывал о том, как расторопные мошенники, воспользовавшись программой интервенции зерна, срубили на этом несколько десятков миллионов долларов. И тем самым дискредитировали идею поддержки программы интервенции зерна. А зерна никакого не было. На эту тему также много писали в прессе.



— Самое неприятное, что вам приходилось слышать про киножурнал «Фитиль»?

— «На фига тебе этот «Ералаш»?»



— Что является показателем популярности телепередачи в народе?

— Слышать цитаты из телепередачи от незнакомых людей на улице. А «Фитиль» много цитируют. Для меня это важнее всех на свете орденов и званий. Я не тщеславный человек. Знакомые даже удивляются: «Угол, а ты разве не академик телевизионной академии?» Нет. И не страдаю от этого. А на церемонию вручения ТЭФИ меня ни разу не пригласили даже в качестве зрителя.



— Игорь Станиславович, ваша жена — профессиональный телевизионщик. Она, наверное, смотрит все выпуски «Фитиля»?

— Моя жена Алла ушла с телевидения. Её категорически не устраивает нынешнее телевидение — обывательские вкусы и полная потеря профессии у производителей телевизионной продукции. «Будет честнее, если я начну выращивать розы», — сказала она. Поначалу Алла, конечно, смотрела «Фитиль» с большим пристрастием, очень точно указывала на ошибки. Но на все мои просьбы помочь отвечала: «Я дала слово, что больше на этом телевидении не работаю». Сейчас иногда даже хвалит за какие-то эпизоды. И выращивает в Жуковке фантастические розы. Не спрашивайте про сорта, я в этом ничего не понимаю, я всего лишь спонсирую этот проект.

 

Елена Костина






email: info@fitill.ru