С М О Т Р И Т Е   В   Э Ф И Р Е   2 5   С Е Н Т Я Б Р Я
Игровой сюжет о наделённых властью мужах, решающих важные, принципиальные вопросы. Игровой сюжет о том, как наш персонаж «учит» работать гастарбайтеров из недалёкого зарубежья... Игровой сюжет о «новых веяниях» в театральной жизни...
Дело принципа
Понаехали
Оптимистическая трагедия
о проекте
конкурс                new!
пресса о нас
анекдоты              new!
доска почета
архив журналов
добро пожаловаться
за кадром              new!
партнеры
на главную


Конкурс
Получено сценариев: 613
Из них принято: 54
Из них снято: 41

Вниманию конкурсантов!

Участники конкурса:

Дробиз Г.,
г.Москва
"Абсолютный слух"
Принят
Шинкарук С,
г.Хмельницкий
"Добрая душа"
Принят
Натапов Л.,
г.Москва
"Колхозные перспективы"
Принят
Микунов Е.,
г. Киев
"За туманом"
Принят
Ковбас Н.,
г.Москва
"Все как у людей"
Принят
Остальные участники конкурса >>>>>


Пресса о нас

«Не мешать и помогать!»

«ФК»: Как здоровье, Сергей Владимирович? Как вы себя чувствуете?
Сергей Михалков:
Спасибо, неплохо. Кстати, о здоровье. Вот вам анекдот «от Михалкова»... «Один человек пришёл к другому на день рождения. Встал произносить тост и говорит: «Ну, что пожелать тебе?.. Желаю, чтобы ты дожил до ста лет!!». «Спасибо тебе! — отвечает именинник, — мне сегодня как раз исполнилось девяносто девять...».

«ФК»: А как здоровье вашего возрождённого детища — тележурнала «Фитиль»? Устраивает ли вас его сегодняшнее качество?
С. М.:
Естественно, проблемы были и будут. Первые выпуски нынешнего «Фитиля» мне категорически не нравились. А сейчас смотрю — появляются интересные игровые сюжеты, приобретают остроту документальные...
И раньше, и сейчас я говорил и говорю, что многое зависит от правильного подбора артистов. В своё время в «Фитиле» снимались великие актёры — Филиппов, Пуговкин, Миронов, Ильинский, Копелян, Евстигнеев, Леонов... Одно их появление на экране украшало любой сюжет, делало его действительно искусством. К сожалению, сегодня я не вижу достойной замены ушедшим мастерам. Большинству нынешних «звездящих», оказывается, чрезвычайно сложно создать за три-четыре минуты яркий сатирический образ.
Если опять же сравнивать прошлое и настоящее, то одним из главных действующих лиц «Фитиля» был и остаётся режиссер. И даже в прошлом, когда для «Фитиля» снимали такие личности, как Гайдай и Данелия, это было проблемой. А сегодня она встала ещё острее в связи с дефицитом режиссёров, понимающих этот жанр и умеющих в нём работать, а также в связи с нежеланием многих интересных режиссёров потратить часть своего драгоценного времени и вдохновения на создание небольших сатирических сюжетов. А ведь снять сюжет для «Фитиля» подчас сложнее, чем снять какой-нибудь сериал.

«ФК»: Скажите, а зачем вообще надо было возрождать «Фитиль»? Ведь и так телеэфир насыщен критическими материалами, журналистскими расследованиями и т. д.?
С. М.:
Скажу вам честно, я очень трудно принимал решение о возвращении «Фитиля» на экран. Меня уговаривали, убеждали: «Подумайте, плохо ли иметь ещё одно средство воздействия на негатив в обществе? Тем более такое, как „Фитиль“, где документальное сочетается с художественным. А это, как показало время, имеет на аудиторию большее воздействие, чем сухие сводки-отчёты...».

«ФК»: А что сегодня происходит у нас с сатирой? И вообще, есть ли она?
С. М.:
Очень надеюсь, что сатира у нас есть... Правда, она почти незаметна. Практически её подменил площадной юмор, компромат всех видов и мастей. Вы гляньте сегодня в телевизор. Кто-то поливает кого-то просто грязью, не гнушаясь даже низкими приёмами. Писатели-сатирики, якобы борясь с пороками, шутят ниже пояса. И этим второсортным товаром заполнены буквально все телевизионные каналы, а их у нас не очень-то и много. Тем самым люди приучаются смотреть всю эту дрянь и в конце концов верить, что это и есть настоящая сатира. Происходит определённая подмена, когда хамство называют смелостью. А пошлость становится эталоном, по которому равняют всё остальное.
Сатира — это совсем другое. Умное, ироничное, если хотите, злое осмеяние действительно насущных проблем — вот что такое сатира. Ей надо учиться, её надо чувствовать. К сожалению, сегодня я не вижу сатиры как жанра в наших газетах, на радио и телевидении.

«ФК»: Как, на ваш взгляд, должен меняться «Фитиль» при переходе от кино- к телеформату?
С. М.:
Конечно, времена меняются. Возрос поток информации, возросла способность поглощения этой информации зрителями. СМИ приучили людей к клиповому мышлению, когда за короткий промежуток времени на голову бедного зрителя сбрасывается такое количество материала, что потом он долго не может прийти в себя... Я считаю, что этот путь неверен. Важно сохранить «фитилёвский» язык, но при этом перевести его в плоскость телевидения. Если раньше журнал выходил в десятиминутном варианте и демонстрировался перед показом фильмов в кинотеатре, то теперь зрители видят его каждую неделю в получасовых выпусках на канале российского телевидения. Честно говоря, в возможность такого конвейера я не верил и поначалу мне было нелегко привыкать к этой телеверсии «Фитиля». Но... поживём — увидим.

«ФК»: Изменились ли темы и герои в сценариях сорокалетней давности и сейчас или пороки общества вечны?
С. М.:
Мы уже давно живём в другой стране. Что-то изменилось к лучшему, а что-то — к худшему. Многое видоизменилось. Если раньше за критический материал могли написать анонимку в партком, то теперь могут и убить... Или, например, игровые сюжеты о взяточничестве сорокалетней давности сегодня перешли в разряд сюжетов документальных. Взятка как была пороком общества, так и осталась. Изменился её размер и формы.
В прошлом в обществе наблюдался дефицит морали и нравственности. Сейчас же наблюдается их полное отсутствие. Не уверен, что «Фитиль» может что-то изменить в этом плане, но обозначить это, попытаться определить ориентиры необходимо. А пороки общества — они вечны, как само общество.

«ФК»: Ушел эзопов язык семидесятых. Исчезли «между строк» восьмидесятых. Сейчас прямо, «грубо и зримо» говорят о недостатках, пороках
и т. д. Навсегда ли прямой репортаж с места события заменил басню и памфлет?
С. М.:
Какая басня? О чём вы? Басня давным-давно умерла! Сейчас всё гораздо проще и беспощаднее. Человеку не предоставляется возможности подумать, оценить, сравнить. Всё разделено жёстко на белое и чёрное. И никаких возражений. И человек принимает это как должное. Он не думает, а живёт по этим законам нынешнего бытия. Правильно ли это?.. Бог его знает. С моей точки зрения, художественное осмысление событий может оказать большее воздействие на общество, потому что человек включается в этот процесс и сам уже решает для себя, кто прав, а кто виноват. И здесь я вижу для «Фитиля» хорошие перспективы.

«ФК»: Кто сейчас возрождает «Фитиль»?
С. М.:
Мне приятно, что связь времён сохраняется и в людях, работавших и работающих в «Фитиле». Наш замечательный редактор Владимир Александрович Панков и сейчас трудится в новом коллективе. Старую гвардию представляет и оператор Анатолий Максимович Климачёв, снявший добрую сотню, а то и больше, сюжетов.
Своих молодых коллег я всегда прошу активнее занимать актёров, много лет снимавшихся в «Фитиле». Это Александр Панкратов-Чёрный, Ия Савина, Людмила Касаткина, Игорь Кашинцев, Владимир Носик, Владимир Сошальский... Все они принимают участие в возрождении журнала. Также хочу отметить профессиональный уровень режиссёра-постановщика Виталия Максимова и сценариста, моего заместителя Леонида Сергеева.
Очень надеюсь на Игоря Угольникова, которому удалось собрать неплохую команду, и благодарен ему за то, что он жертвует столько энергии и таланта на возрождение журнала.

«ФК»: Сергей Владимирович! Читателям будет интересно узнать о каких-нибудь эпизодах, так сказать, закадровой жизни «Фитиля».
С. М.:
Ну, рассказывать об этом можно много и долго... Ну, вот, например, история с сюжетом «Рыбозагубители». Решило как-то Политбюро ЦК КПСС на лучших прикубанских землях разводить рис в помощь голодающему послевоенному Вьетнаму. Вроде, желание похвальное. Но начали делать всё, как всегда, не по уму. Выше по течению Кубани стоял завод, разводивший из чёрной и красной икры будущих осетров и севрюг. И бедные мальки попадали с водой на рисовые поля, где и гибли почти полностью. И в «Фитиле» был сделан об этом сюжет. Но тогдашний хозяин Кубани Медунов, когда узнал, что без его ведома «Фитиль» сделал сюжет, решил нанести удар первым. И накатал «телегу» в ЦК, что, мол, ему мешают выполнять решения партии. И вопрос об этом сюжете пришлось решать на самом верху — на Старой площади. К счастью для «Фитиля», председателем третейского суда был назначен Михаил Сергеевич Горбачёв, только что вошедший в состав Политбюро. Он-то и дал «добро». И «Фитиль» вышел на экраны.
А до экрана киножурнал обычно показывали на дачах членов Политбюро, чаще всего у Брежнева. И вот просмотрело Политбюро сюжет, одобрило, а член Политбюро Кириленко не сдержался и позвонил Медунову: «Ну, что, рыбозагубитель?..» И долго ещё это слово оставалось кличкой у первого секретаря Краснодарского крайкома...

«ФК»: А что можно припомнить из сегодняшней жизни, достойное освещения в «Фитиле»?
С. М.:
Вот история полуторагодичной давности. Ко мне приехал поздравить с юбилеем наш Президент Владимир Владимирович Путин. Мы посидели, поговорили, выпили шампанского... А когда он уходил со своими спутниками, то выяснилось, что лифт в моём подъезде внезапно сломался... Пришлось ему идти пешком. Вот вам и сюжет: Президент России на себе ощущает всю «прелесть» жилищно-коммунальной системы...

«ФК»: Что бы вы хотели пожелать коллективу нового телевизионного сатирического журнала «Фитиль»?
С. М.:
Когда сорок с лишним лет назад меня вызвали в ЦК и спросили: «Что вам надо для нормальной работы?», я ответил единственное: «Не мешать!» Этого же я хочу пожелать и моим молодым коллегам. Чтобы им не мешали творить, искать и вскрывать острые злободневные темы. И большое спасибо за то, что нынешнему «Фитилю» помогает Счётная палата России и лично Сергей Вадимович Степашин, возглавивший общественный редакционный совет.

Журнал "Финансовый контроль".
Ссылка на статью.





email: info@fitill.ru